Добро пожаловать на форум!

Насколько мы можем понять, вы еще не зарегистрированы у нас.
Чтобы получить доступ ко всем функциям и разделам форума, просим вас пройти процедуру регистрации.
[ +/- ]



 [ 1 сообщение ] 
Автор Сообщение
Адора
 Заголовок сообщения: Край еретиков
СообщениеДобавлено: 02 апр 2019, 19:57 
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 сен 2010, 11:44
Предыдущее посещение: Вчера, 20:41
Сообщения: 36249
Знак Зодиака:
Дева
Изображение


…Могло ли средневековье быть сплошным адом, в котором человечество пробыло тысячу лет и из которого это бедное человечество извлек Ренессанс? — писал академик Н. И. Конрад. — Думать так — значит прежде всего недооценивать человека, его силы, его труды… Готическая архитектура, зодчество и. скульптуры буддийских храмов, мавританские дворцы и сады, лучезарная эпоха трубадуров и миннезингеров, рыцарский эпос, жизнерадостные, брызжущие юмором народные фарсы».

Аскетическое умерщвление плоти? Мрачный фанатизм и невежество? Ужас перед адскими муками и постоянное ожидание Страшного суда? Да, всем этим действительно бредила замершая в ожидании вестей от крестоносцев Европа. Но ведь было и нечто совсем иное. Полнокровная жизнерадостность, утонченная роскошь, куртуазная изысканность жестов и слов.

Почему же в средневековье с его жестокостью и фанатизмом происходит расцвет лирической поэзии, науки и, главное, необратимый поворот к гуманизму, закрепленный впоследствии Возрождением?

Поэты, трубадуры, мыслители, учёные, получили возможность для своего творчества в краю, где жестокость и религиозный фанатизм не приветствовались. Потому, что жители провинции Лангедок, где зародилась "ересь" предпочитали другую религию.

В начале XIII века Лангедок еще не был частью Франции. Хозяева тех земель – тулузские графы, владения их простирались от Пиренеев до Луары, от Средиземного моря до Гаронны. Тулузского графа Раймунда VI называли «королем юга». Под его покровительством в Лангедоке развивались торговля и ремесла, изучались науки: математика и медицина, философия и астрономия, процветала знаменитая поэзия трубадуров.

Изображение


Блестящий двор тулузских графов был интеллектуальным центром Европы, южнофранцузская культура стояла во главе европейского развития. И на эту территорию не распространялась власть папы римского.
Жители Лангедока придерживались учения, которое в Риме называли «альбигойской ересью» (по названию города Альби, где находилась самая крупная община еретиков). О своем понимании мира рассказывали странствующие проповедники в остроконечных колпаках халдейских звездочетов, простые и абсолютно не похожие на служителей Рима? Это были так называемые «совершенные» — подвижники веры, или катары.

Остальные лангедокцы жили обычной жизнью, веселой и шумной, грешили, как все люди, и радовались жизни, что не мешало им соблюдать те немногие заповеди, которым научили их «совершенные». Одна из этих заповедей — основная: «Не проливай крови». Это была ересь! Опасная во все времена, она, быть может, еще более страшила сильных мира сего, чем сама доктрина катаров.

Мир существует вечно, учили катары, он не имеет ни начала, ни конца… Земля сотворена мирозданием, а не богом, ибо это значило бы, что бог несовершенен. Они говорили, что римская церковь отступила от истинных христианских заповедей, погрязла в роскоши и разврате, что католические священники не думают о душах паствы, а мечтают лишь о богатстве и власти. Они утверждали, что крещение бесполезно, ибо оно проводится над младенцами, не имеющими разума, и никак не предохраняет человека от грядущих грехов.

Крест не может быть символом веры, это орудие пытки, на нем распинали людей. Для общения человека с Богом не нужны ни папа, ни епископы. Единственным Божьим храмом катары считали сердце человека, поэтому они не строили ни церквей, ни часовен и читали проповеди в домах, пещерах и просто под открытым небом. Они никогда не клялись и отрицали убийство, даже животного. Совсем не ели мяса.

Конечно, этого было вполне достаточно, чтобы поднять христианский мир на крестовый поход против "страшной заразы", идущей с юга.

Благо интересы церкви здесь целиком сходились с тайными устремлениями французских королей. Ведь и Филипп Второй Август и Людовик Восьмой давно уже точили зубы на богатое Тулузское графство.

Изображение


Стремясь вернуть катаров в лоно католической церкви, папы отправляли в Лангедок сотни миссионеров, однако желающих слушать проповеди посланников из Рима были единицы.

Католические храмы в городах Лангедока стояли пустыми. Папские миссионеры вызывали «совершенных» на теологические дебаты, но постоянно терпели от них поражение. Катары, кроме Библии, цитировали Платона и Аристотеля, приводили примеры из истории Египта и Палестины. Даже каноник Доминик де Гусман (ставший впоследствии святым Домиником), отличавшийся убедительностью и красноречием, в послании папе признавался в своих более чем скромных успехах на этом поприще.

Из Лангедока ересь медленно распространялась по всей Европе, захватывая все новые области. Катарские общины появились не только во Франции, но и в Испании, Германии, Фландрии и Северной Италии. Под угрозой оказалось само существование Римско-католической церкви. В 1209 году папа Иннокентий III отлучил от церкви «короля юга» Раймунда VI и его вассалов, поддерживавших катаров, и призвал баронов Северной Франции к крестовому походу против еретиков.

«Катары — гнусные еретики! — проповедовали католические епископы. — Надо огнем выжечь их, да так, чтобы семени не осталось…»

Изображение


Альбигойская война 1209 год.


Папа Иннокентий Третий послал в Лангедок своего доверенного соглядатая — испанского монаха Доминика Гусмана, причисленного впоследствии к лику святых. Доминик, основавший орден, вознамерился противопоставить аскетизму «совершенных» еще более суровый аскетизм с самобичеванием и умерщвлением плоти, но это вызывало только смех. Тогда он попытался победить еретических проповедников силой своего красноречия и мрачной глубиной веры, но люди больше не верили в спасительную силу пролитой на Голгофе святой крови.

Фра Доминик покинул Тулузу, глубоко убежденный, что страшную ересь можно сломить только военной силой. Вторжение стало решенным делом. Личной буллой великий понтифик подчинил недавно учрежденную святую инквизицию попечению ордена доминиканцев — псов господних.

В 1209 году римский первосвященник провозгласил крестовый поход, и король Филипп Второй Август, развернув орифламму, двинул к границам Лангедока закованных в сталь баронов и армию в 50 тысяч копий.

Предводитель крестоносцев Симон де Монфор, чьим фамильным знаком был серебряный крест, не щадил ни стариков, ни детей.

Изображение


Умирает Иннокентий, и конклав кардиналов избирает нового папу; три короля сменяются на французском престоле, а в Лангедоке полыхает пламя восстаний, вызванных карательной экспедицией. Покоренные и униженные жители Тулузы, Фуа, Альби и Каркассона вновь и вновь берутся за оружие во имя бессмертных заповедей «совершенных», Только через полвека головорезам вроде Монфора удалось утихомирить опустевшую, дымящуюся страну.

В одном лишь Безье, согнав жителей к церкви святого Назария, каратели перебили 20 тысяч человек.

«Святой отец, как отличить катаров от добрых католиков?» — спросил однажды какой-то солдат папского легата Арнольда да Сато, сопровождавшего воинство Монфора. «Убивайте всех: бог узнает своих!»-ответил легат, и слова его навечно вошли в историю…
Безье горел три дня; древний Каркассон, у стен которого катары дали последний бой, был наполовину разрушен.

Изображение


По всему Лангедоку горели костры, на которых сжигали сотни людей. В расчет не принимались ни пол, ни возраст, ни занимаемое положение. Война длилась не один год, города приходилось брать штурмом.

Цветущий край превратился в опустошенную разграбленную землю. В 1215 году после четырех лет «усмирения» пала столица Лангедока Тулуза. Местное дворянство во главе с графом Раймундом VI было изгнано. Симон де Монфор получил завоеванную землю от папы в свое владение.

Но уже в 1216 году захваченный Лангедок неожиданно восстал. Жители Тулузы, Альби, Фуа, Каркассона изгоняли из города крестоносцев и открывали ворота войску вернувшегося из изгнания Раймунда VI. И тогда на Лангедок отправилась новая армия крестоносцев.

Французский поэт Карденаль , родился около 1225 года. Он стал невольным свидетелем альбигойских войн, приведших к опустошению Прованса и Аквитании.

Свободомыслие — беспокойный дар. Оно неотделимо от обостренного ощущения своего человеческого достоинства. Пейре Карденаль, усомнившись однажды в моральной правомерности официально прокламируемого миропорядка пойдет в своем свободомыслии до конца.

Пускай мои стихи меня спасут И от кромешного избавят ада!
Я господу скажу: «Ужели надо, Перетерпев при жизни столько бед,
В мучениях держать за все ответ?»


Поднимаясь по золотым ступеням постижения истины, философ-трубадур осознает право поэта ниспровергать ложных идолов.

Наш император мнит,
Что всюду он царит,
Король свой трон хранит,
А граф владычит с ним
И с рыцарством своим


Певцы Любви, паладины «веселой науки» стали яростными обличителями католицизма и примкнули к восставшим. Трубадуров и альбигойцев соединило общее горе, спаяла общая ненависть. Они пели одни песни, бились спина к спине и горели на одних кострах.

Только в 1229 году, после 20 лет кровавой войны,, край был окончательно завоеван.
«Совершенные» и «верующие» ушли в подполье, а знаменем и центром их сопротивления, их последним прибежищем стал Монсегюр – крепость на вершине скалы в отрогах Пиренеев. Сюда отступили последние «совершенные» с остатками разбитой армии.

Изображение


Чуть больше сотни воинов целый год противостояла 10 тысячам осаждавших крепость крестоносцев. Все же силы были слишком неравны. Объединившись вокруг своего престарелого епископа Бертрана, уцелевшие «совершенные», последние маги, философы, врачи, астрономы, поэты готовились принять мученическую смерть.

Однажды ночью крестоносцы втащили на крохотную скальную площадку тяжелую катапульту и забросали замок камнями. Эти каменные ядра и сейчас лежат у разбитых стен Монсегюра… В марте 1244 года Монсегюр пал, а спустя несколько дней 257 уцелевших после штурма катаров взошли на костер.

Изображение


Всем тем, кто оборонял Монсегюр, была обещана жизнь, если они отрекутся от ереси и признают святые таинства, троицу и папу — наместника святого Петра. Тех, которые отказались, тут же повесили, остальные же, став на колени, заявили о своем отречении. Тогда какой-то монах распорядился привести собаку и стал предлагать убить ее, чтоб испытать, насколько тверды они в своем отречении. Но ни один из них не взял греха на душу и не напитал землю кровью невинной твари. Вечером 16 марта оставшиеся в живых «совершенные» и «верующие» − мужчины и женщины, дети и старики − всего 257 человек молча взошли на костер. Это место у подножия горы до сих пор называется Полем сожженных. Рыцарю де Мирпуа в тот момент, когда палач ломал ему кости, довелось увидеть в последний раз наставника «совершенных» епископа Бертрана.

Он стоял у столба со связанными за спиной руками, обложенный поленьями и хворостом. Мелькнули суровые, измученные лица «совершенных», сквозь темный частокол копий блеснули шлемы и кресты построенных в каре воинов. Потом все потонуло и исчезло в дыму.

Наступали иные времена. Впереди были "охота на ведьм", гонение на иудеев, преследование еретиков. Все еще только начиналось...

_________________
Хотела в Свете жить,но "Нет!" сказала Тьма.Она мне жизнь дала,и разум,и развитие сюжета,а Свет меня спалил дотла,поэтому я не приемлю больше Света...

Открой свое сердце Тьме и узришь ты Свет Полуночи.

Изображение
Вернуться к началу
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 [ 1 сообщение ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: