Добро пожаловать на форум!

Насколько мы можем понять, вы еще не зарегистрированы у нас.
Чтобы получить доступ ко всем функциям и разделам форума, просим вас пройти процедуру регистрации.
[ +/- ]



 [ Сообщений: 3 ] 
Автор Сообщение
Алоя-Дана
 Заголовок сообщения: Мари Лаво, королева Вуду
СообщениеДобавлено: 30 дек 2011, 03:22 
Форумный бабай
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 08 июл 2009, 19:53
Предыдущее посещение: 17 мар 2018, 17:47
Сообщения: 49472
Знак Зодиака:
Весы
Откуда: г.Киев
Ураган «Катрин» стёр с лица земли великолепный Нью-Орлеан, цитадель вуду, с его знаменитым французским кварталом, домами, похожими на дворцы, старинными церквями и склепами. Зловещая магия, бывшая официально признанным культом в этом городе, оказалась не в силах защитить его от стихии. И как бы его не восстанавливали, мы теперь уже никогда не увидим дом и могилу самой известной женщины Нью-Орлеана, Мари Лаво, первой и самой знаменитой королевы вуду.

Изображение

Эта легендарная женщина родилась более двухсот лет назад — в 1794 году, во французском колониальном городе Нью-Орлеане. В тот год во Франции расцвёл террор кровавого маньяка Робеспьера. Европа с ужасом ждала «экспорта революции» из Франции, как сейчас ждут её в станах СНГ из Америки. Но ещё одни маленькая революция случилась очень далеко от Европы, во французской колонии Эспаньола (ныне Гаити). Несколько получивших европейское образование негров вкупе со жрецами вуду подняли восстание рабов, вырезали белое население и установили республику. И с тех пор там практически до начала двадцатого века почти не бывало белых. Жили они неплохо, по крайней мере, весело, в правителях там бывал и козёл настоящий четвероногий, и диктатор-некромант Дювалье. И сейчас эта страна на первом месте в мире по коррупции. Впрочем, мы отвлеклись.

Уцелевшие от резни белые с Гаити и охваченной беспорядками Кубы рванули в Нью-Орлеан, прихватив с собой рабов-вудуистов. Всего в город прибыло около 10 тысяч человек. Вот так огромное количество поклонников культа сосредоточилось на территории города. Разумеется, колдуны теперь кишели на каждом шагу.

Сама же Мари, незаконная дочь владельца плантации и рабыни, воспитывалась как правоверная католичка. А с вуду столкнулась лишь в 25 лет, когда вышла замуж за квартерона и выходца с Гаити Жака Пари. Очень скоро молодожен решил прогуляться на родину, да так и не вернулся.

А оставшаяся в одиночестве Мари стала осваивать новое дело. Официально — парикмахерское. Денег, полученных в приданое от отца, вполне хватило, чтобы открыть парикмахерский салон. А ловкие ручки Мари сделали его популярным. Местные аристократки, красивые и не очень, главное — богатые, приходили к ней, укладывали волосы, делали маски, и между делом болтали.

Уж лучше бы они этого не делали! Язык мой — враг мой! Там словечко, здесь намёк, а ловкому человеку, чьи ушки всегда на макушке, вполне достаточно! Неизвестно, вела ли Мари тайную картотеку или все файлы были у неё в голове, но использовала она её как надо. Вскоре все болтливые кумушки, а также их мужья и дети оказались у неё в руках. В наше время, когда и более крупные скандалы проходят бесследно, трудно представить, как такое может быть. Но тогда репутация буквально висела на волоске. Достаточно было просто намека, что в жилах красотки течет 1/16 чёрной крови, или что юный шевалье жульничает в карты, и вот уже им предстоит до конца дней запереться на плантации в окружении негров. В приличное общество отныне ход закрыт!

Шантажом она держала в руках белых, а что касается чёрных, то для них у неё нашлось оружие получше — вуду. Она отправилась в обучение к лучшему специалисту в этой области, Джону Монтенету, «принцу сенегальскому», некогда похищенному в рабство. И достигла таких успехов, что негры вовсю предавали своих господ, лишь бы Мари не наслала на них разгневанных духов. Короче, кнутом и пряником, Мари прибрала к рукам родной город. А вскоре настало время и для революции. Революции в вуду.

Традиции чистого гаитянского культа Мари рушила с упоением. Прежде всего, она решила придать обрядам зрелищность. На главную роль был приглашен гигантский питон по кличке Зомби. С ним в обнимку Мари танцевала в начале церемонии. Затем каждый желающий мог выпить крови свежезагрызенного петушка или курочки, что способствовало успеху колдовства. И все действо проходило в окружении статуй католических святых, а участники церемонии и предметы культа, в том числе питон, обильно сбрызгивались святой водой.

Именно Мари успешно срастила экзотическое вуду с привычным с детства католицизмом. И получилась новая ветвь, называемая нью-орлеанским вуду. Африканские молитвы заменила латынь, в том числе псалмы. Вместо африканских духов с небес на церемонии стали спускаться святые, чьи статуи пришли на смену традиционным маскам на алтарях (интересно, как им понравились садистко-кровавые жертвы?)

Этакий синкретизм сделал своё дело — в ряды вудуистов потянулись белые. Кого-то всего лишь притягивала возможность экзотического ритуального секса с хорошенькой негритянкой или мулаткой из числа её «подопечных», ведь тут все было просто — заплати Мари и спи спокойно. По крайней мере, до тех пор, пока она не решит напомнить этот милый случай жене. Но многих больше всего привлекало колдовство. Ведь о Мари Лаво ходили легенды. Считалось, что невозможного для неё не было.

Чего стоил хоть такой случай. Одному богатому старичку приспичило жениться на юной красотке. То, что ему уже восьмой десяток, а ей всего шестнадцать, не смущало. Тут главное — деньги. Благо у него они есть, а у её папаши — ничего, кроме титула и фамильной спеси. Вот с любящим отцом он о свадьбе и договорился. И всё бы ничего, но девчонка заупрямилась:
— Не хочу за старого, противного, облезлого! У меня жених есть!
Жених был. Юный искатель приключений, который отправился в дальние края добывать миллионы. Разумеется, ни папаша, ни старик-жених в расчёт его не принимали. Другое дело девушка! Она была ещё настолько романтична, что ставила любовь выше золота, и не поддавалась ни на какие уговоры. Для профилактики её заперли в хижине на хлебе и воде, и отец периодически порол её плеткой, как рабыню, но и тут она не сдалась. Старик забеспокоился. Всё ж ему хотелось получить молодую жену, а не её труп. Тогда они с отцом надумали обратиться к Мари.
— Свадьба состоится, — улыбнулась та.
Затем повидалась с девушкой, а старичку дала мешочек с волшебным порошком. И… девица и впрямь перестала упрямиться, вернулась в особняк, а вскоре назначили день свадьбы.

Свадьба действительно состоялась — после венчания был роскошный обед, а затем начался бал. Старичок повёл молодую в вальсе. Но, сделав всего несколько па, побагровел и рухнул на пол. Позвали врача, но, увы, было поздно. Или, наоборот, в самый раз для юной вдовы. Ведь, став законной половиной богатого ловеласа, она автоматически превращалась в его наследницу, хоть и длилось их супружество всего несколько часов. И первое, что сделала новоиспечённая наследница огромного состояния — это вызвала из Вест-Индии своего любимого, которому больше не было нужды охотиться за деньгами, и вступила с ним в законный брак…

Ловкая особа была Мари Лаво. Настолько ловкая, что её духовник о. Антуан, самый популярный священник Нью-Орлеана, считал её добродетельнейшей католичкой! И это при том, что она была самой известной жрицей языческого культа вуду. По идее, её бы следовало отлучить от церкви (синкретизм с вуду католицизма был объявлен только в 1948 году), а её почитали как женщину добродетельную. Мать 15 детей от второго, гражданского мужа Луи де Глапьона, настолько набожную, что она часами молилась в костеле, посещала заключенных (под шумок вместе с молитвами продавала им и амулеты для выхода из тюрьмы), ухаживала за больными заразнейшей жёлтой лихорадкой.
— О нет, я не имею никакого отношения к этим диким африканским суевериям! — отвечала Мари тем, кто при желании мог снять с неё три шкуры. И ей вторили домашние.

Самое смешное, что такой обман мог существовать в городке с населением меньше пятидесяти тысяч жителей. Если учесть популярность Мари, возникает законный вопрос — почему же ей верили? Но, однако, верили.

Скорее всего, срабатывало правило: не пойман — не вор. Вряд ли о. Антуану хватило бы храбрости поймать её с поличным на шабаше. Обычно священникам в такие места ходить не положено… без капюшона.

Умерла она как католичка, а её могила стала местом паломничества вудуистов. К ней, пока её не смыло водой, привозили изображения святых, крестики, духи, украшения и прочие жертвы духу великой колдуньи. Та и после смерти сохраняла деятельную натуру — подарки принимала, желания выполняла.

Увы, конец её загробной активности положил ураган. Надолго ли? Сможет ли Нью-Орлеан обойтись без такой славной достопримечательности? Скорее всего, могила Мари скоро вновь «заработает». Ну что стоит духу появится у симпатичного камня!
Даже если его кости давно смыты в океан. А может, вовсе пришел конец империи вуду?

Изображение
Дом Мари Лаво, «королевы вуду». Фото до урагана

Дом этот был подарен Мари Лаво одним богатым горожанином в качестве платы за ее магическое воздействие на судей, которые признали сына этого горожанина невиновным в убийстве.

via

_________________
ИзображениеИзображениеИзображение

В битве между жабой и гадюкой выигрывает торговец попкорном. ©Лао Цзы

Изображение

Изображение

Изображение
Вернуться к началу
 
Авдира
 Заголовок сообщения: Re: Мари Лаво, королева вуду
СообщениеДобавлено: 24 ноя 2016, 21:55 

Аватара пользователя

Зарегистрирован: 15 фев 2014, 13:50
Предыдущее посещение: 16 ноя 2019, 10:52
Сообщения: 685
Знак Зодиака:
Лев
Откуда: Южный Урал
Являясь знатоком медицины, Лаво с равной легкостью изготавливала яды и лекарства, тщательно выбирая цели для обоих средств. Получая огромный доход от помощи богачам, никогда не отказывала даже нищим из нищих, зарабатывая тем самым народную любовь и признание. Одна из ее дочерей, кстати, унаследовала титул королевы вуду и продолжила дело Мари в течение пятнадцати лет после её смерти. Так как ее тоже звали Мари Лаво, истории о матери и дочери невозможно отличить друг от друга – методы-то были одинаковые. Известно только, что сама Лаво мирно скончалась в 1881 году в возрасте 86 лет. Ее могила быстро превратилась в объект для поклонения и ритуалов, что продолжается вплоть до наших дней. Надгробный монумент, правда, был снесен ураганом, но его очень быстро восстановили, опасаясь гнева покойной.
Мари Лаво всю жизнь занималась вуду, чтобы добиться успеха, и ей это, безусловно, удалось. Но все же в конечном итоге ее старания скорее сработали в пользу религии, чем личной славы. Благодаря обрядам-представлениям Лаво, ее амулетам и змеям, репутация вуду как всесильной веры-магии укрепилась невообразимо. О вуду знают все, о Мари Лаво – только некоторая часть США. Наверняка это бы ужасно ее разочаровало.


_________________
Изображение

Изображение
Вернуться к началу
 
Адора
 Заголовок сообщения: Re: Мари Лаво, королева вуду
СообщениеДобавлено: 15 авг 2019, 14:04 
Модератор
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 16 сен 2010, 11:44
Предыдущее посещение: Сегодня, 09:05
Сообщения: 40907
Знак Зодиака:
Дева
Изображение


ЛАВО, МАРИ (1794? - 1881), . (1827 - 1897) (Laveau, Marie)


Самая знаменитая королева-колдунья вуду в северной Америке, хотя в действительности это были два человека: мать и дочь. Будучи лидерами поклонявшихся вуду в Новом Орлеане в течение XIX века и, возможно, в ХХ-м, обе женщины кратко изложили сенсационные сведения о религии: магической силе, умении держать под контролем любовь, врагов и секс.

Мари Лаво, предположительно, родилась в Новом Орлеане в 1794 году и считалась свободной цветной женщиной. Она была мулаткой, смешанной черной, белой и индейской крови; иногда ее описывали как потомка французского аристократа или дочь богатого белого плантатора. В записях о ее браке 4 августа 1819 года с Жаком Пари, свободным цветным человеком из Сент-Доминика (Гаити), говорится, что Мари была незаконной дочерью Шарля Лаво и Маргариты Даркантель. Мари была высокая и изящная,с черными вьющимися волосами, сверкающими черными глазами, красноватой кожей и "хорошими" чертами лица (имеется в виду, что ее лицо было больше похоже на лицо белого человека, чем на негра). Она вместе с Пари жила в доме на Норт Рэмпарт Стрит, который им дал Шарль Лаво в качестве части приданого Мари. Пари был квартероном — белым на три четверти. Вскоре после женитьбы он исчез, вероятно, вернулся в Сент-Доминик.

Примерно через пять лет появилась запись о его смерти, однако свидетельства о захоронении не бьио. Задолго до этого Мари стала называть себя вдовой Пари и завела парикмахерскую, обслуживавшую богатых белых и креольских женщин в Новом Орлеане. Эти женщины доверяли свои самые интимные секреты Мари, рассказывая о своих мужьях, любовниках, доходах, о любовницах их мужей, их делах, их страхах потерять рассудок или если кто-нибудь обнаружит в их предках негритянскую кровь. Мари выслушивала и запоминала их признания, которые позже использовала, чтобы укрепить свою колдовскую славу. У Мари было множество способов привлечь на свою сторону людей для шпионажа. Одна из уловок заключалась в том, чтобы тайно повесить куколку Вуду над входной дверью в дом жертвы, обычно кого-нибудь из слуг в домах. Жертвы после обнаружения куколки, были убеждены в том, что они прокляты, и бежали к Королеве Вуду за спасением. Мари, которую местные жители уже называли «Хозяйкой», предлагала рассеять злые чары, если взамен жертва согласится шпионить для нее. Таким образом Мари могла знать обо всем, что происходит в доме, где служит жертва маленькой куколки Вуду.

Несколько лет спустя, около 1826 года, Мари сошлась с Луи-Кристофом Дюмин де Клапион, другим квартероном из Сент-Доминика, который вместе с ней переехал в Норт Рэмпарт, где и прожил до самой своей смерти в 1855 году — в некоторых источниках указывается 1835 год. Они никогда не были женаты, но у них с Мари один за другим родились пятнадцать детей. Она прекратила свое дело, закрыла парикмахерскую и обратила всю свою энергию на то, чтобы стать высшей колдуньей-вуду в Новом Орлеане.

Чернокожие тайно практиковали колдовство в Новом Орлеане с тех пор, как туда прибыли первые корабли с рабами. Новый Орлеан был в большей степени франко-испанским, нежели англо-американским, а рабы прибывали из тех же местностей Африки, которые посылали негров работать на французские и испанские плантации в Карибах. После того, как черные завоевали независимость на Гаити в 1803 — 1804 годах, плантаторы-креолы привезли с собой своих рабов к дружественным берегам южной Луизианы из Сент-Доминика и других западных индейских островов. Эти рабы активно практиковали древние культы, и они стали быстро распространяться.

Существовали рассказы о тайных обрядах, отправлявшихся глубоко в дельте реки, в которых обожествлялась змея по имени Зомби; там были танцы-оргии, пьянство и занятия любовью. Почти треть почитателей Зомби были белые, которые мечтали обрести власть, чтобы возвратить утраченного любовника, завести нового, устранить негодного партнера по бизнесу или уничтожить врага. Сборища стали настолько частыми, что белые хозяева испугались, что чернокожие смогут объединиться и восстать против них. В 1817 году муниципальный совет Нового Орлеана принял решение запретить чернокожим собираться для танцев или Других целей, кроме как по воскресеньям и только в местах, отведенных для этого мэром. Разрешенным местом была площадь Конго на улице Норт Рэмпарт, которая теперь называется площадью Борегард. На ней в течение более двадцати лет негры, большинство из которых были колдунами-вуду, встречались, танцевали и пели, открыто поклонялись своим богам, в то жевремя делая вид, что развлекают белых своей африканской "тарабарщиной".

В начале 1830-х годов в Новом Орлеане было много королев-вуду, которые боролись за право господствовать на воскресных танцах на площади Конго и на тайных церемониях на озере Понтшартрен. Но когда "мамзель" Мари Лаво решила стать королевой, как сообщали современники, другие королевы по сравнению с ней поблекли, некоторые не устояли перед ее могущественными духами и были выброшены грубой силой. Будучи всегда истинной католичкой, Мари Лаво добавила много нового в великолепные церемонии вуду из католического богослужения — включая святую воду, ладан, статуэтки святых и христианские молитвы. Она первая взяла под свой контроль обряды на озере, превратив их в огромные спектакли, и стала приглашать полицию, прессу, молодых новоорлеанских повес и других охотников за острыми ощущениями, которые интересовались запрещенными развлечениями. Впервые за эти зрелища стала взиматься плата, что сделало вуду весьма выгодным делом. Другие более тайные оргии были организованы для богатых белых мужчин, которые искали красивых любовниц среди чернокожих, мулаток и квартеронок. Мари руководила этими сборищами, на которых никто из вновь пришедших не мог уединиться, и почти каждое такое сборище стало достоянием общественности. Затем она взяла под свой контроль танцы на площади Конго, выходила на обнесенную забором и снабженную воротами арену и перед каждым танцем выступала со змеями на глазах у зачарованной публики. Таким образом, сведения об этом просочились в будуары креолок, и значительные познания Мари в колдовстве, а также ее неповторимый стиль и чутье сделали ее самой могущественной женщиной в городе. Белые всех сословий обращались к ней за помощью. Она устраивала их различные дела и любовные связи, а негры признавали ее своим лидером. Судьи платили ей по 1000 долларов за то, что она помогала им победить на выборах, и даже самые незначительные любовные приворотные порошки стоили белым до десяти долларов. Но лишь немногие чернокожие платили ей за услуги. Она стала настолько известной, что первое, что делали приезжие в Новый Орлеан — это был визит к Мари, чтобы она прочла для них заклинания. Почти каждый новоорлеанец, доживший до второй мировой войны, мог бы что-то рассказать о Мари Лаво, некоторые о матери, кое-кто — о дочери, которая поразительно напоминала мать и продолжила династию Лаво. Без сомнения, многие легенды явно преувеличены, их трудно отнести к матери либо к дочери, но самые лучшие рассказы переданы в книгах "Вуду в Новом Орлеане" Роберта Талланта и "Таинственная Мари Лаво, королева вуду" Рэймонда Дж.Мартинеса.

В 1869 году Мари Лаво I была председателем последнего официального конклава вуду, на котором собравшиеся почитатели решили, что она должна уйти в отставку, поскольку ей уже миновало семьдесят лет. Она продолжила свою работу в одиночестве и полностью не прекратила активной деятельности вплоть до 1875 года, когда она переехала в свой дом на улице святой Анны и не покидала его до смерти, наступившей в 1881 году. Однако для верующих "Мари Лаво" не изменилась с 1830-х годов, она в их глазах оставалась все такой же высокой, красивой женщиной с искрометными черными глазами и силой, удерживающей в своей власти их жизни. Это была Мари Лаво II. Мари Лаво Глэпион родилась 2 февраля 1827 года и была одной из пятнадцати ребятишек, заполнявших коттедж на улице святой Анны.

Хотела ли Мари I определить свою дочь в свои последовательницы или Мари II сама выбрала
себе такую роль, никому не известно. У нее была более светлая, чем у матери, кожа, при этом она была такой же высокой и прямой, как ее мать. У нее были вьющиеся черные волосы и тонкие черты лица. Некоторые источники свидетельствуют, что зрачки ее глаз имели форму полумесяца. Очевидно, она не отличалась теплотой, свойственной Мари I, и она внушала больше страха и робости, чем ее мать. Так же как мать, Мари II начала карьеру как парикмахер, помимо этого она содержала бар и публичный дом на улице Бурбон между улицами Тулуз и Святого Петра. Мари продолжила сборища в "Maison Blanche" (Белый дом), в доме, который построила ее мать для тайных встреч вуду и для любовных свиданий белых мужчин с черными женщинами. Один источник свидетельствует, что Мари Лаво II была талантливой сводницей, способной за деньги обеспечить клиента всем, что он пожелает. На вечеринках в Белом доме гостям предлагалось шампанское, еда, вино и музыка, а в это время молодые обнаженные негритянки танцевали исключительно с белыми мужчинами, среди которых были политики и другие высокопоставленные чиновники. Полиция никогда ее не беспокоила, поскольку все боялись рассердить ее и закончить свои дни с колдовским проклятьем. Одно из наиболее важных событий в Новом Орлеане, согласно календарю вуду, произошло 23 июня, накануне дня святого Иоанна. Каждый год верующие отправлялись в Новый Орлеан в Байо Святого Иоанна, чтобы принять участие в сборище колдунов-вуду, которое начиналось как религиозная церемония, но под руководством Мари I превратилось в цирковое зрелище. День святого Иоанна приходится на день летнего солнцестояния, которое празднуют с древнейших времен. Ко времени Мари II участники шествия в день святого Иоанна шли за малозначительной королевой вуду, однако Мари II возглавляла шествие более одного раза. В газетной заметке, помещенной накануне праздника святого Иоанна в 1872 году, репортер рассказал, что после прибытия Мари Лаво толпа запела ей величальную, потом воздвигла огромный костер, чтобы разогреть котел и довести его содержимое до кипения. В котел влили воду из сосуда для пива, соль, черный перец, разрезанную на три части черную змею, символизирующую Троицу, кошку, черного петуха и различные порошки. Между тем Мари Лаво приказала всем присутствовавшим раздеться, что они и сделали, распевая при этом монотонно хором и повторяя "мамзель Мари". В полночь все залезли в озеро, примерно на полчаса, чтобы остудиться, а потом выбрались на берег и еще целый час пели и танцевали. В это время Мари произнесла проповедь, а потом позволила празднующим отдохнуть с полчаса или заняться любовью. После отдыха все поели, спели еще несколько песен, до того момента, пока не был подан знак погасить огонь под котлом. Четыре нагих женщины залили огонь водой, а потом содержимое котла перелили опять в сосуд. Мари приказала всем одеться, затем прочитала еще одну проповедь. День уже заканчивался, и все разошлись по домам. Мари I, будучи вдовой Пари, умерла 18 июня 1881 года в своем доме на улице святой Анны. Газетные заметки расписывали ее самыми славными словами, характеризуя ее чуть ли не святой девяностовосьмилетней старицей (на самом деле ей было восемьдесят семь), которая лечила больных и неустанно молилась за немощных и осужденных. Репортеры называли ее восприемницей "высшей степени совершенства", "унаследовавшей дар красоты" в семействе Лаво, которая удостоилась внимания губернатора
Клэборна, французского генерала Гумберта, Аарона Бэрра и даже маркиза де Лафайетга. В некрологах писали, что она провела всю жизнь в благочинстве, окруженная католической религией, и совершенно не упоминалось о ее прошлом колдуньи. И даже одна из оставшихся в живых ее дочерей, мадам Лежандр, утверждала, что ее мать — святая женщина, которая никогда не занималась колдовством и презирала культ. Странно, но Мари II в глазах общественности умерла вместе с Мари I: казалось, она погрузилась во мрак. Поскольку люди не делали различий между матерью и дочерью, смерть одной послужила концом карьеры другой. Мари II по-прежнему царствовала на церемониях колдунов-вуду среди чернокожих и содержала Белый дом, но никогда с тех пор ей не удалось завоевать внимание прессы. Предположительно, Мари II утонула в озере Понтшартрен во время сильной бури в 1890 году, но некоторые утверждали, что видели ее в 1918 году. Однако смерть не уменьшила власти Мари Лаво. Несмотря на то, что она была похоронена в семейном склепе на первом кладбище Святого Луи, на плите не было ее имени. Вместо этого надпись гласит, что эта могила является последним местом успокоения "Мари Филомы Глэпион, погребенной 11 июня 1897 года". Могила до сих пор привлекает верующих и любопытных.

Изображение


Просители оставляют еду, деньги и цветы, а потом, обернувшись три раза и поставив красным кирпичом крест на камне, обращаются к Мари за помощью. Кладбище это довольно маленькое, но, несмотря на это, когда проходишь мимо склепов, кажется, что могила Мари вырастает из ничего. Другие считали, что Мари II похоронена на втором кладбище святого Луи, где на другом склепе имеется надпись "Мари Лаво". Там тоже есть начертанные красным кирпичом кресты, и эта могила служит "склепом желаний" для молодых женщин, которые мечтают найти мужа. По некоторым рассказам, Мари похоронена на кладбищах, расположенных на улице Жиро, на улице Луизы, а также на улице Хольт. Мари до сих пор в человеческом обличий часто появляется на территории возле кладбища, в старом французском квартале и в своих любимых местах, где она проводила колдовские обряды.

_________________
Хотела в Свете жить,но "Нет!" сказала Тьма.Она мне жизнь дала,и разум,и развитие сюжета,а Свет меня спалил дотла,поэтому я не приемлю больше Света...

В Ведьмах всегда гармонично сочетаются - жестокий Ангел и милосердный Демон...

Изображение
Вернуться к началу
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
 [ Сообщений: 3 ] 

Часовой пояс: UTC + 2 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти: